Казахстан – Силиконовая Долина Центральной Азии? Разбираюсь, что происходит с венчурным рынком в Казахстане

0 0

Казахстан стремительно превращается в региональный центр инноваций, растут объемы инвестиций и число успешных стартапов. Разбираюсь, как обстоят дела на венчурном рынок Казахстана и как это может быть полезно инвесторам из других стран.


                    Казахстан – Силиконовая Долина Центральной Азии? Разбираюсь, что происходит с венчурным рынком в Казахстане

Привет! Меня зовут Александр Лихтман, я CEO PR-агентства ITCOMMS. Больше года я живу и работаю в Центральной Азии и, в частности, в Казахстане. Недавно коллеги из Rise Research, EA Group и BGlobal Ventures, а также при участии Crunchbase, министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан и KPMG Caucasus and Central Asia, провели масштабное исследование венчурного рынка Центральной Азии и Кавказа. Само исследование здесь.

Согласно отчету, Казахстан – лидер по числу венчурных сделок. Также, по моим личным наблюдениям из разговоров с местными игроками венчурного рынка, местный рынок активно развивается и привлекает внимание инвесторов со всего мира. Решил покопаться, изучить публичные истории и разобраться, как развивался венчурный рынок Казахстана и чем это может быть полезно инвесторам.

Ниже – информация на основе публичных данных, моих наблюдений и отчета Rise Research.

Рывок на венчурном рынке Казахстана

Согласно отчету по венчурному рынку Кавказа и Центральной Азии за 2023 год, опубликованному исследовательским агентством RISE Research, за последние пять лет средний размер венчурной сделки в Казахстане увеличился в четыре раза и достиг $1млн, а венчурный рынок совершил значительный рывок, увеличившись в объеме в 6,6 раза. Такие темпы роста в три раза выше, чем на мировом рынке венчурного капитала.

[{"title":"<span></span><p><span>u041eu0431u044au0435u043c u0432u0435u043du0447u0443u0440u043du043eu0433u043e u043au0430u043fu0438u0442u0430u043bu0430 u0432 u041au0430u0437u0430u0445u0441u0442u0430u043du0435 u0441 2018 u043fu043e 2023 u0433u0433., u0434u0438u043du0430u043cu0438u043au0430 u043fu043e u043cu0435u0441u044fu0446u0430u043c 2023 u0433. / u0418u0441u0442u043eu0447u043du0438u043a: u043eu0442u0447u0435u0442 RISE Research</span></p>","image":{"type":"image","data":{"uuid":"5fff0b1a-06e6-560f-ae4b-e78db60ef789","width":1592,"height":892,"size":49478,"type":"png","color":"e3e3e3","hash":"","external_service":[],"base64preview":"/9j/4AAQSkZJRgABAQAAAQABAAD/2wBDAAMCAgICAgMCAgIDAwMDBAYEBAQEBAgGBgUGCQgKCgkICQkKDA8MCgsOCwkJDRENDg8QEBEQCgwSExIQEw8QEBD/2wBDAQMDAwQDBAgEBAgQCwkLEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBD/wAARCAAKAAoDAREAAhEBAxEB/8QAFgABAQEAAAAAAAAAAAAAAAAABgUJ/8QAIRAAAgIBBAIDAAAAAAAAAAAAAQIDBAAFBhEhEtExZJP/xAAXAQADAQAAAAAAAAAAAAAAAAAAAQQC/8QAHREAAgICAwEAAAAAAAAAAAAAAAIBEQMEITEyUf/aAAwDAQACEQMRAD8A0dn1CjehvU6E8zpSnjQzNL5+ZIYngnnrrHMUSa+4mzkdE6WufoZG6tsEcjc1b9l9YVJVcCGzTqPQkgerC0bMpKFAVJ7+RisyuNE8xEEM7e0AHgaHp4A+snrCwo//2Q=="}}},{"title":"<span></span><p><span>u041eu0431u044au0435u043c u0432u0435u043du0447u0443u0440u043du043eu0433u043e u0444u0438u043du0430u043du0441u0438u0440u043eu0432u0430u043du0438u044f u0432 u041au0430u0437u0430u0445u0441u0442u0430u043du0435, 2023 u0433. u0414u0430u043du043du044bu0435 u0432u0435u043du0447u0443u0440u043du043eu0433u043e u0444u0438u043du0430u043du0441u0438u0440u043eu0432u0430u043du0438u044f u0438 u0432u044bu0445u043eu0434u043eu0432 (exits) / u0418u0441u0442u043eu0447u043du0438u043a: u043eu0442u0447u0435u0442 RISE Research</span></p>","image":{"type":"image","data":{"uuid":"2fb28088-6afa-58b3-951f-2a07f2519c3f","width":1590,"height":894,"size":76873,"type":"png","color":"5dc2ab","hash":"","external_service":[],"base64preview":"/9j/4AAQSkZJRgABAQAAAQABAAD/2wBDAAMCAgICAgMCAgIDAwMDBAYEBAQEBAgGBgUGCQgKCgkICQkKDA8MCgsOCwkJDRENDg8QEBEQCgwSExIQEw8QEBD/2wBDAQMDAwQDBAgEBAgQCwkLEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBD/wAARCAAKAAoDAREAAhEBAxEB/8QAFwAAAwEAAAAAAAAAAAAAAAAABAYHCP/EACcQAAEDAgUCBwAAAAAAAAAAAAECBAUDEQAGBxIhCJMYI1FVkdHS/8QAGQEAAQUAAAAAAAAAAAAAAAAAAwAEBQYH/8QAJBEAAQMCBAcAAAAAAAAAAAAAAQACEQMEBRJSkRMUFiExYdH/2gAMAwEAAhEDEQA/ANtZN6mcqam6RzGpulrZ+aUS/RGqErS2ldTyyo2Czcbag5uOb4KKUOyuUJjWJvsLB91QHcR59kJf8Sudvboztq/WC8BqofXF/pbsfqvENERLFqlgxi2jdtUXvXRpUEopqV6lIFieB8YbSVqrmNcMrhIRoiIkAARbTsJ+sKSgctR0DYL/2Q=="}}}]

Конечно, тут работает эффект низкой базы, ведь мировой венчурный рынок начал свой отсчет с прошлого века, тогда как в Казахстане он появился сравнительно недавно. Важной вехой стал 2004 год, когда государство запустило программы поддержки инноваций. Постепенно стали появляться первые фонды и бизнес-ангелы, но они скорее были просто инвесторами в технологические проекты и предпочтение отдавали более зрелым проектам в традиционных отраслях, а не рисковым высокотехнологичным стартапам.

Типичный пример ранних венчурных сделок в Казахстане – история Рамиля Мухоряпова и его проекта Chocofamily. В 2011 Мухоряпов привлек $105 тыс. от родственников и друзей, в 2013 получил $400 тыс. от DEMUS Capital, а в 2016 в его проект вложился крупный бизнесмен Мурат Абдрахманов. Тогда оценка в $1 млн была рекордной для местного стартапа ранней стадии.

Международный финансовый центр «Астана»

В 2015 году в Казахстане приняли закон о Международном финансовом центре «Астана» (МФЦА) — финансовом хабе, уникальном не только для Казахстана, но и для всей Центральной Азии, а также для стран СНГ, Ближнего Востока, Европы и Азии. МФЦА отличается следующим:

  • действует британское право
  • есть собственное международное финансовое арбитражное судопроизводство и специализированные судебные структуры
  • действует привлекательный налоговый режим
  • есть упрощенная возможность нанимать экспатов

Все это привлекает международные инвестиционные институты и технологические фирмы. Например, в МФЦА зарегистрированы и получили лицензии некоторые ведущие мировые криптобиржи и международные системы исламского банкинга. Участниками пилотного проекта по взаимодействию казахстанских банков второго уровня и криптобирж, зарегистрированных в МФЦА, стали – Binance, Ataix, Intebix, Xignal и Upbit.

В 2018 году на базе МФЦА открылся Astana Hub — технологический хаб, акселератор, образовательный центр, пространство для работы и центр притяжения стартапов со всей Центральной Азии и из стран СНГ. С Astana Hub сотрудничают как казахстанские государственные организации, стимулирующие развитие в стране сектора информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), так и международные компании, такие как инкубатор Plug and Play, акселератор Google for Startups, центр Apple и многие другие. Таким образом, российские предприниматели, заинтересованные в развитии международного стартапа и возможности воспользоваться грантами и программами поддержки, не смогут пройти мимо Astana Hub.

Структура венчурного рынка Казахстана

Структура венчурного рынка Казахстана очень похожа на сегодняшнюю российскую. По количеству сделок лидируют стартапы на стадии pre-seed и seed (начальной стадии): их доли составляют 52% и 38% соответственно. Количество сделок на более поздних стадиях «A» и «B» незначительно — всего 6% и 4% соответственно. Из четырех стартапов, “поднявших” инвестиции на этих стадиях, только один — CTOgram — работает на внутреннем рынке. Остальные — Parqour, Citix и Solva — это международные компании с продажами в нескольких странах. Сделок на стадии «С» в 2023 году в Казахстане не было.


                    Казахстан – Силиконовая Долина Центральной Азии? Разбираюсь, что происходит с венчурным рынком в Казахстане

Кто инвестирует в стартапы в Казахстане? Если говорить про местные компании, то это:

  • бизнес-ангелы и старожилы венчурного рынка, такие как Мурат Абдрахманов, Бахт Ниязов или Ельжан Кушекбаев. На долю бизнес-ангелов приходится около половины всех сделок
  • частные венчурные фонды, например EA Group или Most Ventures
  • государственные фонды, такие как Tumar Ventures или BGlobal

Купить рекламу Отключить

Однако по объему средств, вложенных в казахстанские стартапы, локальные фирмы уступают иностранным. Согласно данным RISE Research, около 55% средств на рынок поступило благодаря международным игрокам, таким как Sturgeon Capital, Big Sky Capital, Neo Crystal Holdings и другим. Тогда как по количеству сделок уверенно лидируют местные игроки. В частности, активно развиваются такие венчурные клубы, как UMAY Angels или Astana Venture Club. Они играют важную роль по обучению традиционных инвесторов в сфере венчурных инвестиций. Вкладывают средства в казахстанские стартапы и соседи, например узбекистанские фонды Aloka Ventures и UzVc.

Если говорить про экзиты (выход из стартапа, продаже своей доли), то в 2023 году их объем составил $151+ млн. В основном покупателями стали банки или банковские холдинги. Здесь стоит отметить Freedom Holding Corp., инвестиционную компанию Тимура Турлова, купившую пять из семи фирм: PayBox, Aviata.kz, Chocotravel, Arbuz.kz и Re:kassa.


                    Казахстан – Силиконовая Долина Центральной Азии? Разбираюсь, что происходит с венчурным рынком в Казахстане

Ограниченность местного рынка

В целом, все игроки рынка отмечают недостаток венчурного капитала на рынке. Судя по данным, объем венчурного капитала на душу населения в Центральной Азии за пять лет с 2018 по 2023 составил всего $2,5. Это на несколько порядков отличается от самого развитого в этом отношении рынка США, где данный показатель превышает $1900.

Соотношение совокупного венчурного капитала к ВВП на 2022 год в Центральной Азии составляет 0,03%, а, например, в регионе MENA (страны Северной Африки и Персидского залива) – 0,16%. Это, на мой взгляд, одновременно говорит о неразвитости рынка и о его высоком потенциале роста как в Казахстане, так и в странах Центральной Азии в целом. При этом Казахстан уже уверенно лидирует в регионе и по объему рынка, и по количеству сделок, стартапов и инвесторов.

Кому может быть особенно интересен казахстанский венчурный рынок?

Сейчас в Казахстане не много заметных иностранных игроков. Например, здесь особо нет российских венчурных компаний. Это обусловлено тем, что российский рынок всегда представлялся местным игрокам следующим шагом: российский рынок больше по объему, и казахстанские стартапы, выросшие из локальных масштабов, уходили в Россию, пытаясь “поднять” инвестиции там. Однако, согласно исследованию ГБУ «Агентство инноваций Москвы», в 2023 году объем венчурных инвестиций в РФ достиг исторического минимума за последние семь лет — $118 млн. Тогда как объем венчурных инвестиций в Казахстане за 2023 год составил $80 млн, что не на много уступает российскому рынку.

В то же время рынок Казахстана был слишком маленьким и закрытым для инвесторов, которые в его сторону никогда не смотрели. Единственный громкий пример — инвестиции Baring Vostok в финансово-технологическую фирму Kaspi.kz. Недавно Kaspi.kz провела первичное публичное размещение акций (IPO) и, по сути, является единственным казахстанским единорогом (компания, стоимость которой до IPO превышала $1 млрд).

Если говорить о технологических областях, привлекающих на казахстанском рынке наибольшее внимание и, как следствие, инвестиции, — это фирмы, специализирующиеся на финансовых технологиях, искусственном интеллекте, технологиях в сфере здравоохранения (Healthtech), технологиях в области недвижимости (Proptech) и решениях, позволяющих автоматизировать и упростить предоставление сервисов для клиентов, использующих продукты, размещенных на цифровой площадке (b2b SaaS). Инвесторы, которые имеют опыт работы с этими отраслями, смогут найти в Казахстане применение своим денежным средствам и экспертизе.

Сейчас геополитическая ситуация делает Казахстан в частности и Центральную Азию в целом хорошей юрисдикцией.

Факторы, способствующие этому:

  • высокое проникновение интернета и хорошая цифровизация государственных сервисов
  • наличие технологических хабов и международных игроков
  • наличие грантов и программ поддержки
  • сравнительная дешевизна квалифицированной рабочей силы
  • широкое использование русского языка

Еще несколько лет назад венчурная отрасль Казахстана была мало развитой и непрозрачной, широко использовались «старые деньги» с неясным происхождением. Сейчас же, судя по публичным данным (тот же отчет Rise Research), страна открылась для технологий, инвесторов и инвестиций.

Хотите знать больше о казахстанском рынке и как выстраивать коммуникации в Центральной Азии? Подписывайтесь на мой Telegram-канал, где я делюсь свежими новостями и PR-советами в реалиях Казахстана, Узбекистана и не только.

2.5K показов 309 открытий

Источник: vc.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.